Атомная энергетика Томской области
Карта сайта
 
Главная страница »  Пресс-центр »  Публикации »  Мне очень нравится темп, с которым работают здесь

Публикации

31 октября 2014 г.

Мне очень нравится темп, с которым работают здесь

Так оценил перспективное производство на СХК руководитель проектного направления «Прорыв» Евгений Адамов

На V Школе-конференции молодых атомщиков Сибири, проходившей в Томске 22—24 октября, было уделено много внимания крупнейшему атомному предприятию России. Конференция открылась пленарным заседанием, посвященным реализации федерального проекта «Прорыв». С докладами и презентациями выступили эксперты «Росатома» во главе с научным руководителем проектного направления «Прорыв» Евгением Адамовым.

Почетный гость принял участие в «круглом столе» для представителей малого и среднего бизнеса «Трансферт технологий атомной отрасли», которая прошла в рамках школы-конференции впервые. Но главное, что накануне Евгений Адамов побывал на строительной площадке, на которой уже положено начало первому модулю Опытно-демонстрационного энергокомплекса «БРЕСТ-300» — производству по фабрикации плотного топлива.

«Я очень рад, что два года назад было принято решение ключевой площадкой для реализации проекта «Прорыв» сделать Сибирский химический комбинат. Дело в том, что до этого в 90-е годы предполагалось, что проект, строительство которого уже начинает осуществляться, будет ориентирован на площадку Белоярской АЭС — потому что ключевым элементом проекта является реактор на быстрых нейтронах, а такие реакторы в промышленном исполнении сосредоточены на этой станции. Сейчас там идет подготовка к энергетическому пуску реактора БН-800, а уже работающий БН-600 является наилучшим достижением в мире по использованию реакторов на быстрых нейтронах в промышленном режиме», — так прокомментировал исторический этап «Прорыва» Евгений Адамов в рамках конференции молодых атомщиков Сибири в Томском политехническом университете.

Экс-министр пояснил закономерный ход событий: «Исследовательские реакторы на площадке в Обнинске появились гораздо раньше, и страна обладает огромным опытом в создании таких объектов. И то, что мы делаем в реакторной части нашего проекта, является закономерным развитием тех работ, которые начались еще с первого реактора EBR-1, построенного в США в 1951 году по идеям Энрико Ферми.

Потом Лейпунский вместе с Орловым развивали эти работы на площадке Обнинского физико-энергетического института. Благодаря предшественникам, мы знаем, как устроены реакторы на быстрых нейтронах, и сногсшибательных различий между уже реализованными реакторами и тем, что делаем мы, не так много. Правда, различия эти — кардинальные».

Без аварий

Евгений Олегович напомнил участникам конференции, что атомная энергетика имеет не только светлые стороны. Если брать по числу аварийных блоков, отличились в 2011 году японцы — они разрушили целых три реактора. Две крупные аварии, в которых полностью разрушились реакторы, были в Соединенных Штатах. И первым был как раз реактор EBR-1, в котором расплавилось до 40 процентов активной зоны.

«Эти аварии становятся невозможными на реакторе, который будет поставлен здесь. Его конструктивные и физические особенности таковы, что, как ружье без патрона не может выстрелить, так и на этом реакторе не может быть ни реактивностной аварии, типа чернобыльской, ни аварии с плавлением активной зоны. Это ключевой элемент нашего проекта», — подчеркнул Евгений Адамов. В докладе он также отметил, что безаварийность реактора «БРЕСТ-300» будет основана не только на высокой квалификации персонала, которая очень важна для других работающих сегодня станций. И не только на совершенстве конструкции, хотя многое будет делаться для того, чтобы конструкцию довести до совершенства.

Без отходов

В своем докладе Евгений Адамов затронул тему отложенного решения по отработавшему ядерному топливу. Для участников и гостей конференции он пояснил, что нас эта проблема минует. «Мы полностью замыкаем ядерный топливный цикл. Топливо, поработавшее в реакторе «БРЕСТ», который станет первым примером реактора, обладающего такими свойствами, будет перерабатываться. После переработки оно будет, с одной стороны, выделять отходы, которые через 150 или 300 лет (в зависимости от параметров, которые мы выберем) станут равны радиотоксичности руды, извлеченной нами из земли. То есть мы исповедуем подход к работе с делящимися материалами, который мы назвали «радиационно-эквивалентным обращением». На примере проекта «Прорыв» мы покажем, что технически и технологически это возможно», — пояснил научный руководитель проектного направления «Прорыв».

«Именно поэтому я очень рад, что это будет реализовываться на томской земле, а не на Белоярской АЭС: на станции сосредоточены люди, умеющие обращаться с реактором, но и здесь реакторы — это не «терра инкогнито», здесь существовали промышленные реакторы, и специалистов достаточно, тем более что и новых специалистов готовят несколько учебных заведений. Но здесь есть еще и радиохимики — и это основная специальность, необходимая для того, чтобы замкнуть ядерно-топливный цикл. Таких специалистов на площадке Белоярской станции нет», — сказал Евгений Адамов.

Темпы «Прорыва»

Напомним, что решение о проекте «Прорыв» принято в 2011 году, в Федеральную целевую программу он вошел в августе 2013. В этом году на ежегодной генеральной конференции в МАГАТЭ глава Росатома Сергей Кириенко подчеркнул, что руководство отрасли много связывает с его реализацией. «На днях пройдет 99-е заседание Технического комитета, которое я имею честь возглавлять, — за два года мы провели сто обсуждений научно-технических вопросов, то есть темп реализации проекта достаточно велик. И тот факт, что сегодня мы приступаем к строительству первой очереди, тоже говорит о высоком темпе и большом внимании к проекту руководства отрасли и областной власти», — сказал Евгений Адамов.

По мнению научного руководителя проектного направления «Прорыв», на СХК работа продвигается необычно быстро: «Мне очень нравится темп, с которым работают здесь. Вчера мы как раз внимательно разбирались с выполненными работами по изготовлению плотного топлива. Плотное уран-плутониевое нитридное топливо является ключевым элементом этого реактора. Когда работы начинались, достаточно опытные люди говорили, чтобы поставить это топливо на испытание не в исследовательский реактор, а в промышленный, потребуется 20 лет. Тем не менее 16 октября остановился БН-600, из которого мы уже извлечем первую сборку, четыре твэла для которой были изготовлены на СХК. И уже сейчас про ее промышленное испытание можно сказать следующее: если бы эта сборка не работала, реактор пришлось бы преждевременно останавливать. В следующую загрузку мы поставим в БН-600 уже полные сборки, изготовленные на СХК. Так что темпы опережают предсказания пессимистов. Все задачи, которые были поставлены перед специалистами СХК в 2012 году, — выйти на производство 200 кг топлива, все задачи, которые были поставлены потом, — сделать так, чтобы можно было поддерживать это производство, пока не заработает ныне строящийся модуль по фабрикации топлива, — все они решены. Дело развивается хорошо».

Евгений Адамов лично увидел начало строительства, убедился в масштабности работ начальной стадии, уверенно заявив, что запланированный на этот год объем финансирования будет освоен. Евгений Адамов отметил, что вся площадка просматривается целиком, делается отсыпка отрезка железной дороги на Самусь, чтобы доставлять крупногабаритные грузы, автодорога готова в бетоне.

«При этом никакой спешки, вредящей делу, ни на СХК, ни на других предприятиях и в организациях, участвующих в работах по «Прорыву», нет. Есть работа, выполняемая с энтузиазмом, с интересом к порученному делу, поэтому есть опережение по срокам», — сделал заключение Евгений Адамов.

Разумеется, что при всем оптимизме, на первом месте остаются два приоритета — качество и безопасность. «Ими мы ни в коем случае не готовы поступиться. Ведь вся наша разработка направлена на то, чтобы сделать атомную энергетику более безопасной. Конечно, нельзя забывать о других параметрах проекта — таких, как экономика, реализуемость, но и о безопасности мы ни в коем случае не забудем — это наша главная цель», — сказал научный руководитель проектного направления «Прорыв».

«Я рад, что два года назад было принято решение о том, чтобы ключевой площадкой для реализации проекта «Прорыв» была выбрана площадка СХК. Здесь достаточно специалистов-реакторщиков, новых специалистов готовят учебные заведения. Здесь есть профессионалы-радиохимики, эта специальность нужна, чтобы замкнуть ядерно-топливный цикл», — сказал научный руководитель проекта «Прорыв» Евгений Адамов

 


Источник: «Новое время», Северск

© Официальный сайт Администрации Томской области, 2008 - 2022

Разработка и поддержка сайта: « Студия 15 »