Атомная энергетика Томской области
Карта сайта
 
Главная страница »  Пресс-центр »  Публикации »  Заходы в одну реку.

Публикации

03 июня 2014 г.

Заходы в одну реку.

Как сообщили в «Росатоме», в подписанном меморандуме о взаимопонимании по сотрудничеству в сооружении атомной электростанции на территории РК говорится о намерениях сторон по сотрудничеству «в проектировании, сооружении, вводе в эксплуатацию, эксплуатации и выводе из эксплуатации» атомной станции с водо-водяными энергетическими реакторами российского дизайна установленной мощностью «от 300 до 1200 МВт», обеспечении АЭС ядерным топливом с возможностью производства «топлива или его компонентов» на территории РК, обращении с ОЯТ и РАО, обучении, оказании услуг в области эксплуатации, сервисного обслуживания и ремонта, подготовки и повышения квалификации кадров.

В этих целях стороны намерены подготовить в 2014 году отдельное межправительственное соглашение, в котором также будет определен механизм финансирования проекта.

Второе соглашение касается урегулирования вопросов недропользования на месторождениях «Харасан-1», «Акдала», «Южный Инкай». В нем определен перечень мероприятий, способствующих «дальнейшему развитию перспективных урановых месторождений на территории Казахстана в рамках совместных российско-казахстанских предприятий», зафиксированы сроки и ответственность сторон. В частности, до 28 октября 2014 года должны быть подписаны дополнения к контрактам на недропользование.

26 марта 2014 года специализированный межрайонный экономический суд Астаны признал неправомерной первоначальную передачу со стороны АО «НАК «Казатомпром» контрактов на проведение разведки и добычи урана на месторождениях «Акдала», «Южный Инкай» и «Харасан» в 2004-2005 гг. в пользу совместных предприятий с участием подконтрольной на сегодняшний день «Росатому» компании «Uranium One Inc.» – ТОО «Бетпак-Дала» и ТОО «Кызылкум». Совместные предприятия подали апелляции на данное решение.

Как сообщили 13 мая в «Uranium One Inc.», в настоящее время компания ведет переговоры с НАК «Казатомпром» о возможности получения «новых прав на проведение разведки и добычи урана в случае, если решение вступит в законную силу». Между тем, стороны достигли временной договоренности, в соответствии с которой ТОО «Бетпак-Дала» и ТОО «Кызылкум» продолжат работу в штатном режиме, несмотря на решение суда.

Третий подписанный документ – Комплексная программа развития российско-казахстанского сотрудничества в области мирного использования атомной энергии – предполагает дальнейшее развитие кооперации предприятий ядерно-энергетических комплексов двух стран, включая сотрудничество в ядерно-топливном цикле.

Также «Росатом» и «Казатомпром» намерены начать сотрудничество в новой сфере –альтернативной энергетике и производстве редких и редкоземельных металлов.

В совместном заявлении говорится, что стороны проанализируют имеющиеся в их распоряжении технологии и производственные мощности, после чего определят проекты для совместной реализации.

Представляется, что из обозначенных направлений сотрудничества наиболее успешно на сегодня оно развивается в сфере ядерно-топливного цикла.

Одним из ключевых событий в этой области стало приобретение в 2013 году (после многочисленных переносов заявленных сроков) совместным предприятием ЗАО «Центр по обогащению урана» доли в уставном капитале ОАО «УЭХК» в размере 25%+1 акция. Таким образом, с 2014 года созданное на паритетных началах ЗАО «ЦОУ» получило гарантированный доступ к услугам по обогащению урана на период действия акционерного соглашения, заключенного 23 ноября 2012 года между ОАО «ТВЭЛ» и АО «НАК «Казатомпром».

В сфере добычи природного урана, по данным «Росатома», в рамках работы совместных предприятий с российским участием в Казахстане объем производства в 2013 году составил 4545 тонн урана (тU), а к 2017 году планируется выйти на добычу 6000 тU в год. Можно также предположить (с учетом выхода на межгосударственный уровень), что планируемое на октябрь подписание дополнений к контрактам на недропользование снимет все вопросы относительно правомочности разработки компанией «Uranium One Inc.» ряда месторождений урана.

Что касается строительства атомной станции с реактором российской конструкции, то это минимум, не прогрессирует.

Еще в октябре 2006 года ЗАО «Атомстройэкспорт» и НАК «Казатомпром» создали на паритетных началах компанию – АО «Казахстанско-российская компания «Атомные станции» (АО «КРКАС») – в целях «разработки и продвижения на рынок Казахстана, России и третьих стран инновационных проектов энергоблоков с атомными реакторными установками малой и средней мощности».

В ноябре 2007 года бывший премьер-министр Казахстана Карим Масимов требовал ускорить реализацию проекта строительства в Актау атомной станции, которая при наличии своевременного финансирования могла быть введена в строй в 2015-2016 гг.

Изначально к строительству в Казахстане предлагался водо-водяной блочный энергетический реактор ВБЭР-300 разработки ОКБМ «Африкантов». Однако в начале 2009 года Казахстан приостановил реализацию совместного проекта строительства АЭС на базе ВБЭР-300 в связи с нерешенными вопросами передачи казахстанской стороне (в обмен на финансирование доработки технической документации) прав интеллектуальной собственности на данную конструкцию.

В мае 2010 года тогдашний председатель Комитета по атомной энергетике Министерства индустрии и новых технологий РК Тимур Жантикин сообщил, что Казахстан намерен провести тендер по выбору технологии строительства АЭС в Актау, не исключив выбор других, не российских, партнеров по проекту.

В сентябре того же года сообщалось, что Россия и Казахстан все же могут до конца года подписать соглашение по совместному проектированию АЭС с реакторной установкой

ВБЭР-300. Следующим сроком подписания соглашения российская сторона в лице топ-менеджеров отраслевых компаний называла июнь 2011 года, казахстанская – конец 2011 года.

Далее, в июне 2012 года Сергей Кириенко заявил, что до конца года Казахстан должен определиться со строительством атомной станции на своей территории. При этом «Росатом» ждал ответ на два вопроса: какова будет мощность АЭС и где ее планируется разместить? «От этого будет зависеть, какой проект мы предложим», – сказал С.Кириенко, добавив, что РФ готова поставить Казахстану как предложенный ранее реактор ВБЭР-300, так и другой «инновационный реактор».

Спустя почти год, в апреле, тот же Тимур Жантикин заявил, что решение о строительстве АЭС будет принято Правительством РК уже до конца 2013 года.

Наконец, в апреле нынешнего года председатель Комитета по атомной энергии Министерства индустрии и новых технологий РК Мажит Шарипов сообщил о планах создания специализированной управляющей компании для реализации проекта строительства АЭС. Деятельность компании будет направлена, в том числе, на разработку предпроектной и проектной документации, а также технико-экономического обоснования строительства АЭС.

По словам М. Шарипова, площадка размещения АЭС будет выбрана по результатам ТЭО. При этом он отметил, что «предварительно наиболее предпочтительным местом» считается район поселка Улькен вблизи озера Балхаш. Кроме того, сказал председатель комитета, на сегодня в Казахстане «считается целесообразным строительство АЭС на базе референтных легководных реакторов на тепловых нейтронах Поколения III или III+».

Ввод в строй АЭС прогнозируется на рубеже 2025 года.

В свою очередь, председатель правления НАК «Казатомпром» Владимир Школьник сообщил в конце марта, что комиссия, созданная по поручению Президента КР, определила две перспективные площадки размещения АЭС – на побережье озера Балхаш и в районе города Курчатова. «Площадка в Актау пока не рассматривается», – сказал В. Школьник, не исключив возможности строительства «одновременно двух АЭС» при условии решенияфинансовых вопросов.

Генеральный директор ГК «Росатом» Сергей Кириенко в беседе с журналистами в ходе визита в Астану также подтвердил, что предварительно местом для строительства первой в Казахстане АЭС определен район города Курчатова.

Таким образом, вопрос размещения будущей АЭС по-прежнему не решен. Более того, обсуждавшаяся несколько лет площадка в Актау на сегодня исключена казахстанской стороной из перечня кандидатных. Вероятно, в связи с изменившимся подходом к конструкции реактора: у РУ ВБЭР-300 нет референтности, а более мощные энергоблоки применительно к Актау никогда не рассматривались по причине отсутствия сетей необходимой мощности.

Судя по тексту подписанного меморандума, Казахстану могут быть предложены два энергоблока с реакторами ВВЭР-1200. «Росатом» настаивает именно на двухблочном исполнении будущей станции в целях снижения удельной стоимости, поскольку при сооружении двух энергоблоков, сказал С. Кириенко, стоимость первого блока составляет 60% от общей стоимости проекта, второго – 40%. Следовательно, cебестоимость электроэнергии при двухблочном исполнении получается ниже.

Себестоимость производства – не единственный экономический аспект, за счет которого «Росатом» пытается повысить привлекательность своего предложения.

С. Кириенко также заявил о готовности строить АЭС в Казахстане не по мировым, а по внутрироссийским ценам. «Мы исходим из того, что Россия и Казахстан – стратегические партнеры, а с учетом подписываемых сегодня документов – просто единое экономическое пространство», – пояснил он, добавив, что российская сторона не собирается «зарабатывать на этом [проекте АЭС в Казахстане] какие-то сверхприбыли».

По словам С. Кириенко, стоимость строительства АЭС в Казахстане может составить менее US$5 млрд. за энергоблок. (Можно вспомнить, что в свое время Россия только после настоятельных требований белорусской стороны согласилась строить Островецкую АЭС по внутрироссийским ценам, взяв за ориентир проект Балтийской АЭС.)

Также, по словам главы «Росатома», Россия может предоставить Казахстану государственный кредит на строительство АЭС. Механизм финансирования проекта будет закреплен в межправительственном соглашении, которое предполагается подписать до конца года.

Можно отметить, что в очередной раз ключевое решение по проекту сооружения первой атомной станции в Казахстане откладывается до конца года. При этом в данном случае с

большой долей вероятности можно говорить о смене проекта (ВВЭР-1200 вместо ВБЭР-300) и площадки строительства (Балхаш или Курчатов вместо Актау) будущей станции.

С учетом этих переменных, а также приведенной выше истории вопроса положительная динамика в реализации проекта представляется не самым вероятным вариантом.

Что касается финансовых стимулов, предлагаемых «Росатомом», то они выглядят вполне логично, если рассматривать проект АЭС в Казахстане в контексте замещения части мощностей в задекларированном пакете внешних контрактов госкорпорации.

Геополитические, внутриполитические, технологические факторы повышают риски исполнения части проектов (Иордания, Бангладеш, Вьетнам, Украина). В этих условиях получение контракта на строительство атомной станции в стране, связанной с Россией единым экономическим пространством, общностью языка, квалификацией персонала и применяемых проектных решений, выглядит очень перспективной альтернативой.


Источник: «Ядерный ренессанс»

© Официальный сайт Администрации Томской области, 2008 - 2022

Разработка и поддержка сайта: « Студия 15 »