Атомная энергетика Томской области
Карта сайта
 
Главная страница »  Пресс-центр »  Публикации »  Постоянная повседневная работа

Публикации

30 августа 2013 г.

Постоянная повседневная работа

Сублиматный завод призван взять на себя конверсионную программу отрасли

За последнее время на СХК прошло несколько кадровых перестановок. В августе приступили к работе новые директора заводов, руководители целых направлений развития комбината, заместители генерального директора. Новые лица в руководстве — это не только их личный карьерный рост, но и зачастую поворот в развитии подразделений.

О том, какие задачи поставлены перед сублиматным заводом и каковы его дальнейшие перспективы, мы спросили у назначенного 5 августа на пост директора СЗ Сергея Котова.

Преемственность команды и задач

— Сергей Алексеевич, еще в начале прошлого года мы беседовали с вами как заместителем главного инженера по производству, теперь вы директор. Как вы оцениваете свое назначение?

— Как эволюционное развитие. Эволюционное и потому, что до этого я около года проработал главным инженером завода, и потому, что у нас еще со времен руководства Александра Константиновича Ледовских сложилась команда единомышленников, и в смене руководителей прослеживается поступательное движение. Андрей Александрович Галата, сменивший его на директорском посту, перешел на более ответственную должность — возглавил программу развития комбината, директором стал я. Главным инженером назначен Артем Петрович Мурлышев — генератор идей, признанный в этом году «Производственником года». Его заместителем по производству стал Александр Иванович Рудников — кандидат наук, обладающий богатым опытом ученого-исследователя и за последние несколько лет приобретший необходимый опыт производственника. Так что это эволюция и для меня, и для команды завода — и сейчас уже достаточно сильной в плане дееспособности и творчества, и продолжающей свое развитие, чтобы соответствовать новым внешним вызовам и решать существующие проблемы.

— Какие задачи были поставлены перед вами высшими руководителями при утверждении на должность?

— На самом деле непосредственно при утверждении меня на должность — а я для этого ездил на собеседование в ТВЭЛ — принципиально новых задач не ставили, задачи у нас преемственные, и моя программа действий не особенно отличается от программы предыдущего директора. Часть задач была поставлена год назад, в этом году были определены новые ответственные задачи, и как главный инженер я уже занимался их решением.

Одно из главных направлений работы связано с созданием нового конверсионного производства. Интеллектуально-техническая часть команды нашего завода активно участвует в реализации этого проекта, начиная с обоснования его инвестиций в 2010 году. Этим занимались и Ледовских, и Галата, и я, и Мурлышев, так что преемственность налицо.

Предложение, от которого невозможно отказаться

— Это работа, можно сказать, «на вырост». А что происходит сейчас на заводе?

— В начале этого года руководство ТВЭЛ поставило перед нами еще одну задачу, которую мы реализуем параллельно с темой НКП. Это концентрирование конверсионных производств на площадке СХК. Речь идет о том, чтобы в течение нынешнего года мы реализовали мероприятия, которые уже в будущем году позволят разместить на производственных мощностях комбината отраслевую конверсионную программу.

— Как разместить? НКП ведь еще не построен.

— На сублиматном и радиохимическом заводах. Это очень важная задача, сулящая значительные экономические выгоды. Идея витала давно, еще с начала 2000-х годов, и когда предприятия, участвующие в конверсии — СХК, АЭХК и ЧМЗ, вошли в одну компанию — ТВЭЛ, начала реализовываться. Решение принималось на уровне инвесткомитета Росатома, выполнение мероприятий стоит на контроле и Рос-атома, и ТВЭЛа.

Для сублиматного завода это означает выполнение ряда очень срочных, критичных по времени мероприятий по разделению работы двух наших линий гексафторидного производства так, чтобы они могли работать одновременно, а не по очереди, как сейчас. Работа большая, раньше, когда мы могли часть работ выполнять своими силами, выполнить ее было бы проще. Теперь, когда ремонтный персонал выведен из состава завода, о «своих силах» речь не идет. Дело существенно осложняет и длительность процедур по стандарту закупок, которые теперь следует применять при поставках оборудования, привлечении монтажников, строителей и так далее. Так что сейчас мы, как говорит Сергей Борисович Точилин, работаем со всеми структурами «в ручном режиме», ищем наиболее короткие пути реализации. Сегодня на площадке СЗ уже начаты строительно-монтажные работы. В то же время эксплуатационный персонал отрабатывает перспективные режимы работы оборудования.

Плавно и бережно

— Вы уже затронули вопрос вывода вспомогательного персонала за контур завода. Как сейчас проходит реструктуризация?

— Сделать процесс реструктуризации максимально безболезненным — задача сложная, и мы считаем ее одной из важнейших задач нашей команды. Ведь у нас — опасный производственный объект, и надо таким образом пройти этот путь, чтобы не допустить увеличения рисков по охране труда, по ядерной и радиационной безопасности, по промышленной безопасности.

Согласно дорожной карте к концу года мы должны довести численность до 400 человек, в настоящий момент по штатному расписанию — 422. Оптимизация в основном пройдет за счет централизации ряда подразделений, перевода специалистов в другие структуры, так же как ремонтные службы, централизованные внутри нашего завода, в свое время достаточно плавно перешли в ремонтные ДЗО. Отдельный вопрос — по персоналу установки ВОУ, которая до приказа Росатома об окончательном останове находится в резервном режиме. Высококвалифицированный персонал, работавший на этой установке, мы максимально стараемся трудоустроить — часть заполнила вакансии внутри завода, часть перешла на другие заводы комбината. Ушли только те, кто сам этого захотел.

Кроме того, под увеличение производственной программы мы надеемся набрать порядка двух десятков человек — в основном аппаратчиков.

Сегодня и завтра

— Какие еще заботы есть у вас как у директора сублиматного завода?

— Кроме тех, главных, проблем, которые я уже назвал, на заводе происходит постоянная повседневная работа. Мы ведем большое количество НИОКР, разрабатываем образцы оборудования, продолжаем вести исследования совместно с ЦЗЛ. Недавно практически своими силами ввели в эксплуатацию станцию воздухоразделения и теперь можем в полном объеме обеспечивать свои потребности в сжатом азоте. Сдали вторую очередь установки сухого гидрофторирования и после получения разрешения Ростехнадзора начнем отрабатывать режимы.

Мы подали документы и надеемся войти в федеральную целевую программу с работами по выводу из эксплуатации установки ВОУ. Это тоже будет серьезная работа, сейчас наша главная задача — обосновать финансирование.

В целом до ввода в эксплуатацию НКП наша основная задача — эксплуатировать завод так, чтобы он приносил максимальную отдачу.

— А что потом? Закрытие и вывод из эксплуатации?

— Что касается урановых технологий, мы уже проработали алгоритм перехода на новое конверсионное производство и понимаем, что по времени это будет несколько растянутый процесс, невозможно одномоментно закрыть один завод и открыть другой. Затем те корпуса, которые у нас использовались для этих технологий, будет необходимо выводить из эксплуатации. Это глобальная работа, и мы надеемся получить финансирование на эту работу из средств федеральной целевой программы.

Что касается неурановых технологий, они будут работать, и их должно стать больше. Производство безводного фтороводорода остается, производство фтора мы также рассматриваем как потенциальный источник для развития фторидных технологий. И сейчас мы активно работаем над тем, какие технологии сможем разместить. Это уже заявленный проект по производству гексафторфосфата лития, в этом году в части проведения НИОКР открыт проект по производству изооктана с применением фтористого водорода. Есть идеи, связанные с редкоземельными элементами. Сразу скажу, что здесь еще работать и работать, и одна из важнейших задач нашей команды состоит в том, чтобы своевременно проработать все идеи, связанные с неурановыми направлениями. Чтобы к 2016–2017 годам выйти на реализацию этих проектов, НИОКР нужно вести уже сейчас.

СЗ сегодня:

  • производство безводного фтороводорода;
  • производство фтора;
  • производство оксидов урана;
  • производство гексафторида урана;
  • переработка оборотов урана;
  • участок ВОУ (подготовка к выводу из эксплуатации).

Источник: «Новое время», Северск

© Официальный сайт Администрации Томской области, 2008 - 2022

Разработка и поддержка сайта: « Студия 15 »