Атомная энергетика Томской области
Карта сайта
 
Главная страница »  Пресс-центр »  Публикации »  Интервью директора Отраслевого центра капитального строительства Росатома Геннадия Сахарова

Публикации

19 августа 2013 г.

Интервью директора Отраслевого центра капитального строительства Росатома Геннадия Сахарова

Высокий уровень капитальных затрат при строительстве АЭС делает стоимость проектов одним из определяющих критериев не только при принятии решения о сооружении конкретного объекта, но и при формировании государственной политики в области ядерной энергетики в целом. В преддверии первой ежегодной конференции строителей атомной отрасли, которая прошла 8 августа в Москве, о текущих задачах и проблемах ценообразования в атомной отрасли в эксклюзивном интервью Nuclear. Ru рассказал Геннадий Сахаров — директор по капитальным вложениям Госкорпорации «Росатом», директор Отраслевого центра капитального строительства Росатома (ОЦКС).

— ОЦКС ведет разработку новых отраслевых сметных нормативов. Когда были разработаны предыдущие нормативы?

— Сразу скажу, что Отраслевая сметно-нормативная база (потому что сметные нормативы — это лишь ее составная часть), по которой скоро будут работать все предприятия Госкорпорации «Росатом», создается впервые. И в дальнейшем, с развитием ОСНБ Росатома, для более точного определения стоимости строительства в текущем уровне цен, мы планируем перейти на базисные цены 2014 года, что является новацией не только в нашей отрасли, но и в российской промышленности в целом. Сейчас применение индексов к базисным ценам 2001 года приводит к значительным погрешностям при расчете текущей стоимости.

Так что прямой аналогии с ныне действующими документами я бы не стал проводить. Чтобы было понятно, поясню: до сих пор в атомной отрасли мы используем отраслевые нормативы на отдельные виды работ. Это, в частности, отраслевой сборник на монтаж оборудования атомной станции (в уровне цен 1984 года), а также прейскурант на пусконаладочные работы (в уровне цен 1991 года). В основном же для определения стоимости в строительстве, как и в других отраслях народного хозяйства страны, используются федеральные и территориальные сметные нормативы, однако они, естественно, не учитывают специфику возведения атомных объектов.

Работа над Отраслевой сметно-нормативной базой Росатома началась менее года назад, но мы сделали упор даже не на сроки подготовки новых документов, а на принципиально новый подход. Мы не собираемся устраивать никаких «сюрпризов» ни для подрядчиков, ни для инжиниринговых компаний, занятых на строительстве объектов атомной отрасли — новые нормы разрабатываются на принципах прозрачности и полной открытости. Так, на площадках строящихся АЭС по инициативе Отраслевого центра капитального строительства (ОЦКС), который, собственно, и является центром компетенций в области ценообразования в атомной отрасли, были организованы рабочие группы для проведения хронометражных наблюдений, куда вошли представители всех основных подрядных организаций и заказчиков строительства, не говоря уже о генеральном подрядчике. Приведу самый свежий пример — буквально несколько дней назад специалисты ОЦКС вернулись с площадки Нововоронежской АЭС-2, где совместно с экспертами Федерального центра ценообразования в строительстве (ФАУ «ФЦЦС») производили замеры по времени и объемам выполняемых арматурных и бетонных работ. Кстати, под актами таких замеров свои подписи ставят не только работники ОЦКС, а представители всех заинтересованных сторон. Поэтому перечень разрабатываемых нормативов не выдуман где-то в кабинетах в пределах МКАД, а получен с реальных строек и отражает объективную потребность в них.

— Каким образом сейчас определяется цена строительной продукции и услуг в атомном строительном комплексе? Какие параметры учитываются при расчете стоимости той или иной поставки?

— На сегодняшний момент стоимость строительства объектов атомной отрасли определяется на основе укрупненных нормативов, которые рассчитаны в ценах 2001 года. Понятно, что реальные цены уже давно «оторвались» и, мягко говоря, не совсем стыкуются с ценами, которые были актуальны больше десятка лет назад. Это нас сдерживает, не дает двигаться дальше. Поэтому мы и спешим ввести в действие Отраслевую сметно-нормативную базу, так как она не просто будет рассчитана в актуальных ценах, но будет учитывать специфику атомной отрасли. Почему это важно? Дело в том, что все наши объекты имеют большую номенклатуру индивидуальных конструкций, которые значительно отличаются от типовых серий для промышленных предприятий. Кроме того, нормативы будут «привязаны» к конкретному региону, где мы ведем работы, — а сегодня это 29 субъектов РФ.

Создание ОСНБ Росатома — это, конечно, гигантская работа, ведь счет идет не на десятки и даже не на сотни: мы разрабатываем десятки тысяч нормативов. Могу сказать, что на сегодня разработан и уже активно используется отраслевой каталог изделий, материалов и конструкций, применяемых на стройках объектов АЭС — сейчас это 462 позиции, в разработке находится еще более 2500 позиций. Рассчитаны цены ресурсов (материалов, машин и механизмов) по 57000 позиций, отраслевые расценки для строительно-монтажных работ по более чем 13000 позиций. При этом стоимость материальных ресурсов формируются с учетом технических условий и особых требований безопасности, установленных в атомной отрасли. Так что объем работы действительно большой. Планируем, что сможем презентовать ОСНБ осенью текущего года.

— Чем отличаются правила ценообразования зарубежных объектов, реализуемых Росатомом по схеме BOO, от российских? Разрабатывается ли отдельный метод оценки стоимости строительства энергоблоков АЭС на основе проекта ВВЭР-ТОИ?

— В настоящее время Госкорпорация «Росатом» ведет сооружение АЭС за рубежом по схеме «строительство с последующим владением» (BOO), являясь одновременно инвестором и владельцем будущих объектов атомной генерации. АЭС за рубежом сооружаются по российской технологии ВВЭР, которая, помимо безусловной конкурентоспособности с точки зрения ядерной безопасности и надежности, является еще и экономически эффективной.

Устанавливая правила ценообразования для наших зарубежных объектов, мы решаем две абсолютно разные задачи.

Первая: мы должны актуализировать (а по сути — разработать заново) правила ценообразования с использованием лучших практик, полученных при строительстве наших объектов в России. Стоит отметить, что задачу по разработке актуальной (с точки зрения действующего законодательства) методологии по определению стоимости строительства объектов за рубежом Росатом решал первым в России за много лет — последний документ на эту тему был выпущен Госстроем России в 1993 году и безнадежно устарел. Поэтому ОЦКС Росатома были подготовлены Отраслевые методические рекомендации по определению стоимости строительства и составлению сметной документации по объектам атомной энергетики, строящимся за пределами Российской Федерации, утвержденные генеральным директором Росатома Сергеем Кириенко в мае 2013 года.

Вторая решаемая нами задача — это установление правил ценообразования, адаптированных в интересах наших будущих зарубежных партнеров, в том числе и для привлечения инвесторов. И выпущенный документ («Отраслевые методические указания…«) устанавливает более гибкий, но в то же время экономически целесообразный и обоснованный, а значит — привлекательный для инвестирования, подход к вопросам определения стоимости строительства. Естественно, что при сооружении объектов за рубежом есть немало отличий от российских условий, но для нас принципиально важным — независимо от того, где расположены возводимые объекты, в России или, например, в Турции, — является достоверное определение справедливой цены, прозрачность ее формирования для всех.

Эти принципы лежат в основе единой отраслевой политики Росатома в области ценообразования, ведь именно они действительно делают строительство объектов по российскому проекту привлекательным для зарубежных участников.

Что касается ВВЭР-ТОИ, то Госкорпорация «Росатом» постоянно ведет работу по повышению инвестиционной привлекательности своих проектов, используя лучшие проектные решения. Одним из таких решений, безусловно, является проект ВВЭР-ТОИ. Используя ключевые характеристики ВВЭР-ТОИ: экономическую модель жизненного цикла, ресурсно-технологическую модель капитальных затрат, базы данных по стоимости материально-технических ресурсов и оборудования, мы можем дать будущим инвесторам оценку их прибыли, обеспечить их понятной информацией о том, как влияют отдельно принимаемые решения (по изменению технологии или номенклатуры ресурсов) на общую стоимость реализации проекта. Сейчас чтобы быть лидером (а другой цели Росатом себе и не ставит), чтобы иметь конкурентные преимущества на рынке, необходима постоянная и регулярная критическая оценка и обновление полученных результатов. Поэтому правила ценообразования по большей части определяются нами, не исходя из достигнутых итогов работы, а исходя из ожидаемых результатов дальнейшего развития.

— Как сейчас осуществляется мониторинг стоимости материалов, используемых при строительстве АЭС?

— Тут действует многоступенчатая система: во-первых, мониторинг стоимости строительных ресурсов на территориях, где идет сооружение атомных станций, осуществляется региональными центрами ценообразования в строительстве. И мы активно сотрудничаем с ними, пользуемся подготовленными ими региональными сборниками ресурсов. Во-вторых, мы активно взаимодействуем с Федеральным центром ценообразования в строительстве (ФАУ «ФЦЦС») — в июле этого года подписали с ним комплексное соглашение о сотрудничестве. ФЦЦС сейчас разрабатывает индексы пересчета из базисного в текущий уровень цен для Госкорпорации «Росатом», а также проводит анализ стоимости ресурсов, подготовленных Отраслевым центром капитального строительства Росатома. А сам ОЦКС осуществляет мониторинг стоимости материалов и оборудования, специфических для строительства объектов атомной отрасли, и направляет результаты в Федеральный центр ценообразования в строительстве.

— Насколько новая СНБ позволит сократить сроки реализации проекта? Сколько времени занимает оценка стоимости строительства объектов на проектной стадии?

— Новая сметно-нормативная база Росатома по определению не может быть инструментом сокращения сроков реализации отраслевых проектов, это совсем не ее задача — для этого используются другие инструменты. Оценить время разработки сметной документации, которая определяет стоимость строительства, однозначно нельзя: слишком много факторов влияет на это. Вместе с тем ОЦКС приступает к разработке системы укрупненных показателей стоимости и расхода ресурсов в строительстве объектов атомной энергетики, которые действительно в десятки раз уменьшат время оценки стоимости сооружения объектов. Но, как известно, чудес не бывает: снизятся сроки, но пострадает и точность оценки — она всегда будет ниже стоимости оценки по единичным расценкам (особенно это будет заметно на стадии предпроектной подготовки) и, наоборот, будет повышаться по мере уточнения проектных решений.

— Насколько достоверна сейчас стоимость строительства инвестиционных проектов?

— Как я уже говорил, точность определения стоимости строительства зависит от того, на какой стадии проектирования мы хотим узнать эту стоимость. И чем раньше мы хотим определить цену строительства, тем менее точной она будет. И это объективно, ведь цена — это стоимостная «фотография» технических параметров и технических решений по строительству. Поскольку технические характеристики уточняются от предпроектной стадии к проекту и далее к рабочей документации, то и точность цены, соответственно, возрастает от десятков процентов до практически полной точности при завершении разработки рабочей документации.

— Насколько гибкими будут разработанные нормативы? Как они будут сочетаться с конкурсной основой осуществления поставок?

— Собственно, в этом и состоит цель разработки и внедрения Отраслевой сметно-нормативной базы Росатома — чтобы предприятия пользовались не приблизительными расценками, как сейчас, а точными, выверенными, учитывающими специфику атомной отрасли и привязанными к конкретному региону. Кроме того, новые нормативы будут учитывать конкретные технологии выполнения работ. Именно на основе новых укрупненных нормативов будут рассчитываться начальные цены конкурсов на осуществление подрядных работ.

— Сколько инвестиционных проектов реализуется в дивизионах Росатома в настоящее время? Какой по ним объем финансирования? Какая доля этих средств приходится на строительство АЭС?

— Объем программы капитальных вложений Росатома в 2013 году составляет около 350 млрд руб. (или около €8 млрд.), что сопоставимо с объемом инвестиций крупнейших мировых энергетических компаний — таких, как EDF (Франция), E.ON (Германия), «Enel» (Италия).

Сегодня Госкорпорация Росатом реализует более 540 инвестиционных проектов Российской Федерации, в т. ч. сооружение 9 энергоблоков АЭС. На стройках атомной отрасли сейчас работает порядка 70 генеральных подрядчиков и сотни подрядных организаций. Таким образом, на сооружении объектов использования атомной энергии в настоящее время занято более 40000 строителей. Конечно, далеко не все из них трудятся в организациях, которые входят в контур управления Госкорпорации «Росатом».

Крупнейшей программой капитальных вложений в Госкорпорации и среди субъектов электроэнергетики России по праву является инвестиционная программа концерна «Росэнергоатом»: объем финансирования на 2013 год составляет порядка 200 млрд руб., из которых на строительство АЭС приходится примерно 130 млрд руб., одновременно сооружаются 9 энергоблоков. Это одна из самых сложных с точки зрения управления и контроля программа ввиду сложности и уникальности сооружаемых инженерных объектов при высочайших требованиях по безопасности и качеству строительной продукции.


Источник: Nuclear.Ru

© Официальный сайт Администрации Томской области, 2008 - 2022

Разработка и поддержка сайта: « Студия 15 »