Атомная энергетика Томской области
Карта сайта
 
Главная страница »  Пресс-центр »  Публикации »  Риск и выгоды: уравнение с двумя неизвестными

Публикации

13 декабря 2007 г.

Риск и выгоды: уравнение с двумя неизвестными

Строительство АЭС в Северске может начаться в 2010-2011 годах. Пока проект внесен в общую генеральную схему размещения атомных энергомощностей, которая согласована со всеми заинтересованными ведомствами. Предполагается реализовать его в рамках федеральной целевой программы «Развитие атомного энергопромышленного комплекса до 2015 года».

Основными источниками финансирования строительства Северской АЭС советник руководителя Федерального агентства по атомной энергии (Росатом) Игорь Конышев назвал средства федерального бюджета и прибыль концерна «Росэнергоатом», которая целевым образом направляется на финансирование строительства станций. По его словам, вопрос развития электрических сетей в регионе согласован с РАО «ЕЭС России».

Типовой проект энергоблока мощностью 1,2 гигаватт уже существует. Необходима только привязка этого объекта к существующим условиям. Чтобы приступить к проектированию самой станции, которое займет не очень много времени, нужно окончательно определиться с местом, еще раз посмотреть все площадки в районе Северска и выбрать наиболее удобный и выгодный вариант.

Томские власти таким планам рады. Губернатор Виктор Кресс отметил, что для Томской области понятие «атомная энергетика» сродни понятию «будущее», оба они тесно взаимосвязаны. «Развитие экономики и социальной сферы Томской области уже сегодня определило одну из самых серьезных проблем — недостаток энергетических мощностей», — подчеркнул глава региона.

Томск не покрывает собственными генерирующими мощностями потребности экономики. Дефицит составляет порядка 30 процентов и закрывается поставками электроэнергии из других регионов Сибири. В последующие годы потребность региона в электроэнергии будет только увеличиваться. В 2008 году на химическом комбинате в Северске будут выведены из эксплуатации последние два атомных реактора. Постепенно вырабатываются ресурсы оборудования на других томских энергоцентралях и станциях. По оценкам специалистов, в ближайшие восемь-десять лет общее уменьшение генерирующих мощностей составит 750 МВт, или 67 процентов...

Уже сейчас энергетики отказывают томским промышленникам в подключении к источникам энергоснабжения новых производственных объектов. А что говорить о завтрашнем дне? Когда настанет черёд реализации стратегических для области проектов «Бакчарская сталь», «Правобережье», строительства целлюлозно-бумажного комбината, нефтеперерабатывающих и цементного заводов, по самым скромным оценкам, общее потребление электроэнергии в регионе к 2015 году возрастет вдвое.

Поэтому томские власти считают, что строительство атомной станции в Томской области является решением логичным, здравым и абсолютно обоснованным. Перечисляются и другие аргументы в пользу такого решения. На территории области успешно работает одно из крупнейших и уникальнейших предприятий атомной отрасли в мире. Уровень квалификации специалистов позволяет с уверенностью говорить о том, что их опыт позволит эксплуатировать новую современную АЭС на высоком безаварийном уровне. Есть и ведущий вуз страны, поставляющий специалистов для нужд предприятий ядерно-топливного цикла всей России.

Главная проблема, пожалуй, только одна: очень непросто убедить население в необходимости строительства АЭС и в ее экологической безопасности. «У нас физиков столько же, сколько дикоросов, — шутит спикер областной Думы Борис Мальцев, — а народ уговорить не можем». Так, по результатам социологических исследований, проведенных недавно в области, около 60 процентов опрошенных заявили о необходимости развития атомной энергетики. Но при этом лишь 40 процентов поддерживают строительство АЭС на территории региона.

Переживает по поводу радиофобии и «чернобыльского синдрома» и первый вице-губернатор Сергей Точилин: »Серьезная информационная закрытость отрасли, помноженная на радиофобию, не позволила наглядно убедить россиян в том, что с момента чернобыльской трагедии годы специалистами в области мирного использования атомной энергии проделана огромная работа. Модернизированные реакторы снабжены многоуровневой обеспечения безопасности».

Но с недоверчивым и пораженным радиофобией населением придется что-то делать. На конференции губернатор объявил, что будет решать две основные проблемы, связанные с опасениями жителей области относительно АЭС. Первая — это экологическая и технологическая безопасность производства. А вторая — это льготы для населения, которое живет в этой зоне. «Должна быть целая система, стимулирующая людей работать и жить рядом с будущей атомной станцией», — считает Виктор Кресс.

Выгоды от строительства АЭС для населения вовсе неочевидны, считают пессимисты. Место уплаты налогов практически всех вертикально-интегрированных компаний также находится далеко за пределами региона. Ожидать благотворительных программ от государственной структуры — себя обманывать. Себестоимость электроэнергии и тариф — вещи разные, определяются разными ведомствами, а потому не дешевое электричество также рассчитывать не приходится. Строительство и развитие энергосетей — прерогатива также не атомщиков, а значит, сборы за подключение к ним никуда не денутся. Льгот для населения, проживающего в зоне атомного объекта сегодня в российском законодательстве нет.

В сухом остатке получается, что Томской области нужна атомная станция по двум причинам: сохранить рабочие места в закрытом городе и для того, чтобы обеспечить охрану особо опасного объекта, построенного в 50-е годы прошлого века. Ведь закрыть ядерный ректор можно, а забыть о нем нельзя.

Начальник департамента природных ресурсов и охраны окружающей среды Томской области Александр Адам отметил, что существующую площадку СХК нужно либо 700 миллионов лет охранять, либо использовать под АЭС: «Она уже загублена навечно. Что там можно строить? Макаронную фабрику там не построить, грядки тоже не посеять. Только атомную энергетику». Возникает вопрос обеспечения технологической и экологической безопасности этих объектов.

Как признал главный эколог, на сегодняшний день льготы и компенсации для живущих возле АЭС не предусмотрены. Между тем необходима система страхования жизни, здоровья и имущества, без которой получить одобрение строительства АЭС у населения будет трудно. В Германии, например, граждане, живущие вблизи частной электростанции, платят за электроэнергию меньше, чем все остальные. Кроме того, их жизнь и имущество застрахованы на случай аварийной ситуации. В России такого пока нет. Для этого необходимо инициировать принятие закона на федеральном уровне.

Отвечая оппонентам, Сергей Точилин предлагает расценивать АЭС, прежде всего, как крупнейший инвестиционный проект. По его данным, каждый год атомная станция будет приносить в бюджет области до 8 миллиардов рублей. Общая сумма инвестиций, вложенных в проект АЭС до 2016 года, составит свыше 120 миллиардов.

»Этот проект сможет обеспечить тысячи новых рабочих мест, повлечет за собой небывалое развитие строительной отрасли, как в Томске, так и в Северске. Только на строительстве планируется занять до 6 тысяч строителей одновременно, а сама АЭС даст возможность создать более тысячи новых рабочих мест«, — утверждает Сергей Точилин.

Между тем, стремление Томской области запустить проект до 2016 года возможно связано с межрегиональной конкуренцией. Другие сибирские субъекты хотят, чтобы крупные энергообъекты были построены на их территории. Такое стремление понятно в свете завершающейся реформы электроэнергетики. Областям и республикам, придется закупать электричество на рынке, цены на котором в перспективе будут расти.

К примеру, по словам доктора экономических наук, заведующего отделом Института экономики и организации промышленного производства СО РАН Никиты Суслова, «существует проект строительства большой электростанции на угле, которая могла бы решить проблемы энергодефицита Западной Сибири». По его мнению, создать подобный объект можно либо в Новосибирской, либо в Кемеровской области.

Возможна ли альтернатива? В конференции принял участие первый вице-президент Российской Академии наук, академик Геннадий Месяц. В своем докладе он рассказывал о международном и отечественном опыте использования возобновляемых источников энергии (ВИЭ). ВИЭ — это энергия солнца, ветра, биомассы, малых рек, морских волн, приливов, геотермальная энергия и низкопотенциальное тепло. Подробное и аргументированное выступление академика, казалось бы, призывало к одному: мы должны идти другим путем. А вот в неформальных разъяснениях Геннадия Месяца акценты совпали с основной темой слушаний.

РГ | Насколько сейчас безопасны атомные технологии? И если возникнет ситуация, подобная чернобыльской, как быстро можно будет среагировать?

Месяц | Анализ чернобыльской катастрофы показывает, что она произошла от совершенно чудовищной малограмотности персонала. Вся эта система, которая там работала, на переходный период была передана обычному министерству энергетики. Работали люди, которые не думали о безопасности, а хотели получить как можно больше электроэнергии и проводили с этим эксперименты. Вопрос конечно непростой: брось обычную бомбу на АЭС и она превратится в атомную. Такая страна как Франция, которая 80 процентов электроэнергии от АЭС становится заложником террористов. Но если говорить о мирном нормальном времени, развитие атомной энергетики совершенно оправдано и разумно. Технологии сейчас достаточно высоки, чтобы выдержать даже 10-балльное землетрясение, какое было в Армении. Но самое важное — иметь профессионально подготовленных специалистов.

РГ | Отечественный уровень безопасности АЭС соответствует мировому?

Месяц | Безусловно, уровень самый высокий. Вообще-то именно Россия — родина атомных электростанций. Другое дело, что в переходный период произошел спад внимания к науке, подготовке высококвалифицированных специалистов.

РГ | Насколько оправданно с точки зрения науки и экономики строительство атомных энергоблоков в Сибири, где запасы природного энергетического топлива достаточно велики: есть гидрогенерация, уголь, нефть и газ?

Месяц | Не буду говорить за всю Сибирь и за всю Россию — могу сказать за Томск. Поскольку в Томске имеется гигантский опыт эксплуатации атомной станции, есть собственный факультет для подготовки специалистов. Здесь же речь идет о том, что два энергоблока выводятся из эксплуатации и их надо развивать или хотя бы поддерживать. А вред от выбросов тех же угольных электростанций гораздо выше, даже в отношении радиации. С точки зрения глобальных катастроф — войн, угрозы терроризма — АЭС становятся небезопасными. Академик Сахаров поэтому в свое время предлагал строить их под землей. Но это очень дорого, один блок будет стоить уже не два миллиарда рублей, а двести.

РГ | В своем докладе вы рассказывали об альтернативных источниках энергии. В Томской области какие-то из них применимы?

Месяц | Но там еще больше вложений надо. Вы же не будете ходить по лесу и щепки собирать. Я вам привел примеры, Европа к 2030 году будет добывать электроэнергии из таких источников 40 процентов. Но это не будет единая энергосистема, сети, как у нас. Там это будет выглядеть так: есть у тебя индивидуальный дом, а к нему — индивидуальный источник энергии от солнечных батарей, или по водородной технологии. Вообще я считаю, что солнечная энергетика имеет очень большое будущее, во всяком случае, для бытовых целей.

РГ | Каково видение академии наук энергетики, основанной на термоядерном синтезе?

Месяц | В ближайшее время это невозможно. Я считаю, что выгоднее развивать альтернативную энергетику, основанную на возобновляемых источниках. В термоядерный синтез вложили уже огромные деньги. Первое сообщение о нем делал Курчатов в 1956 году, говорилось, что станция будет через 20 лет. Сейчас Велихов обещает построить первую станцию в 50-х годах. Прошло сто лет — результата нет. И там тоже нет радиационной безопасности, все сооружения и конструкции будут иметь колоссальную радиоактивность. Хотя то, что это будет неограниченный источник — тоже абсолютный факт: тритий, дейтерий можно добывать из обычной морской воды. Но это очень и очень далекое будущее.

РГ | А как вы относитесь к многочисленным заявлениям об успехах в этой области?

Месяц | Вранья очень много, это все ерунда. Никто никуда не приблизился.

РГ | Какие-то проблемы в связи со строительством АЭС в Томской области вы видите, или вы считаете, что проблем никаких нет?

Месяц | Самая большая проблема, которую вам надо решить, дадут ли вам деньги, потому что это очень дорогой проект. Если это произойдет, мне кажется, для Томска очень много будет плюсов. Ведь это огромные инвестиции, рабочие места, научные учреждения будут задействованы. Я очень хорошо понимаю озабоченность, живущих здесь людей, и считаю ее искренней. Но с другой стороны, Япония имеет гораздо большую концентрацию АЭС на своей территории, и с точки зрения сравнения расстояний в Сибири, особо не надо расстраиваться. Я не оголтелый сторонник АЭС, но денег для строительства чего-то другого надо гораздо больше.


Источник: «Российская газета» (Москва)

© Официальный сайт Администрации Томской области, 2008 - 2022

Разработка и поддержка сайта: « Студия 15 »