Атомная энергетика Томской области
Карта сайта
 
Главная страница »  Пресс-центр »  Публикации »  Назад, в пещеры?

Публикации

12 декабря 2007 г.

Назад, в пещеры?

В благословенной Франции, где атомные электростанции вырабатывают около 80 процентов электроэнергии, прямо за стенами АЭС растет виноград, из которого потом делают отборное вино. И никакой паники. Жизнелюбивые французы себе отнюдь не враги, просто знают — санитарно-защитная зона современной АЭС совпадает с ее границами. В Томской области необходимость развивать атомную энергетику признает 60 процентов жителей, однако иметь АЭС у себя под боком соглашается только 40. Можно, конечно, объяснить все чернобыльским синдромом. Но ведь Франция-то от Чернобыля гораздо ближе, чем мы!

Энергетический вампир на голодном пайке

Вице-президент Российской академии наук академик Геннадий Месяц, советник главы Федерального агентства по атомной энергии Игорь Конышев, легендарный экс-директор СХК Геннадий Хандорин, томские, северские, новосибирские и иркутские ученые и специалисты-практики, экологи, медики, представители общественных организаций собрались на прошлой неделе в «Белом доме», чтобы поговорить и поспорить о мирном атоме. «Современная АЭС: выгоды и риски» — так называлась прошедшая здесь первая межрегиональная научно-практическая конференция. Начал разговор губернатор.

— Для Томской области понятие «атомная энергетика» сродни понятию «будущее», — сказал Виктор Кресс. И пояснил: динамичное развитие региона уже обозначило проблему, с которой область имеет все шансы столкнуться в ближайшие годы. Проблема эта — дефицит электроэнергии. В стране уже есть регионы, которые испытали такой дефицит на собственной шкуре. Мы пока закупаем недостающую энергию на ФОРЭМе, но скоро ее может не хватить и там, потому что потребности стремительно растут не только у нас.

Позже советник главы Федерального агентства по атомной энергии Игорь Конышев показал будущий разрыв между необходимым и реальным количеством электроэнергии на графике: линии, изображающие рост потребностей и рост производства, образуют крест, который специалисты промеж себя называют «крестом Чубайса». Томская область, как и многие другие, может оказаться в незавидной роли энергетического вампира, посаженного на голодный паек. В 2008 году прекратят работу два северских реактора, а замещающие их мощности будут обеспечивать только потребности Северска. Между тем тепловые станции стремительно вырабатывают свой ресурс, и на них надеяться тоже не стоит. Может случиться так, что области придется распрощаться со своими планами на будущее: без электроэнергии не добудешь газ и железную руду, не построишь новый завод или дом. Да и простому обывателю может стать несладко: большая часть расходуемой электроэнергии приходится на бытовой сектор.

— Полностью поддерживаю проект дорожной карты Росатома, предполагающий размещение АЭС в Северске, — заявил губернатор. — Строительство атомной станции в Томской области — решение логичное, здравое и абсолютно обоснованное. У нас для этого есть все необходимое. На территории области успешно работает одно из крупнейших предприятий атомной отрасли в мире. Уровень квалификации специалистов СХК позволяет с уверенностью говорить о том, что их опыт позволит эксплуатировать новую современную АЭС на высоком безаварийном уровне. У нас есть Томский политехнический университет — ведущий вуз страны, поставляющий специалистов для нужд предприятий ядерно-топливного цикла всей России.

Экономическая выгода от существования на территории области современной АЭС — не только в дешевой электроэнергии. Строительство станции — это инвестиции в объеме минимум 130 млрд. рублей и огромные налоги в бюджет. На строительстве планируется задействовать 6-6,5 тысячи человек. Работать на станции после ее открытия будет около тысячи. И все-таки вопрос «почему мы, у которых есть нефть и газ, должны строить АЭС?» не дает покоя многим. Между тем наше безграничное нефтегазовое богатство — не более чем иллюзия. По сравнению с Тюменью или Ханты-Мансийском Томск просто нищий. К тому же углеводородное сырье стремительно дорожает. И мы от этого процесса в стороне не останемся. Но и задолго до нас Дмитрий Менделеев говорил, что сжигать газ, c помощью которого можно сделать массу полезных вещей, - это все равно что топить дом ассигнациями. Мы занимаемся этим с купеческим размахом: доля газа в энергетике сейчас составляет 49,5 процента. Наконец, как заметил Геннадий Месяц, запасов углеводородного сырья в мире может хватить лет на сто. Угля — лет на 400. Эти сроки для человечества — один миг. Поэтому сейчас во всем мире отмечается ажиотажный интерес к возобновляемым источникам энергии - люди сооружают ветряки и солнечные батареи, черпают энергию из приливов и отливов. Увы — солнце непостоянно, ветер на большей части планеты недостаточно силен, с приливами и подавно повезло не всем. Серьезных задач с такой энергетикой не решишь. Но попробуй убедить человечество от них отказаться!

Бойся телевизора

Доцент ТПУ кандидат технических наук Феликс Кошелев однозначно за строительство АЭС. Свое выступление Феликс Петрович начал с цитаты. Цитата принадлежит не кому-нибудь, а основателю международного движения «зеленых» английскому профессору Лавлоку. В 2006 году профессор призвал своих соратников отказаться от «ошибочного противостояния» ядерной энергетике. «У нас нет времени экспериментировать с призрачными источниками энергии,— заявил он. — Цивилизация в опасности, и нам нужно использовать ядерную энергию — единственный безопасный и доступный источник энергии. Или же страдать от боли, которую уже в скором времени нам причинит оскорбленная планета».

Точка зрения для обывателя достаточно неожиданная. Не менее сенсационны и данные, которые Феликс Петрович привел в своем докладе. Человечество давно привыкло к тепловым электростанциям и не считает их большим злом (хотя поначалу, конечно, и они наводили на людей ужас). Между тем тепловая станция, работающая на угле, в течение года выделяет больше радиоактивности, чем АЭС. А в золе «содержится столько урана-235, что достаточно для производства двух ядерных бомб при его выделении». Мировой выброс урана и тория от сгорания угля, по приведенным Феликсом Кошелевым данным, составляет около 40000 тонн в год (!). Из них российские ТЭЦ дают более 1000 тонн. Для сравнения: в 2004 году предприятия Росэнергоатома выбросили менее 10 тонн.

— Экспериментально установлено, что индивидуальные дозы облучения в районе расположения ТЭС превышают аналогичную дозу вблизи АЭС в 5-10 раз, — сказал ученый. — Атомная отрасль не относится к числу главных источников ни по одному из основных показателей загрязнения окружающей природной среды. Ее доля в общепромышленных выбросах составляет 0,6 процента, доля в сбросе загрязненных сточных вод — 4,6 процента, в суммарном объеме ежегодно образующихся и накопленных токсичных химических отходов — 1,1, вклад предприятий атомной отрасли в суммарное облучение населения составляет — 0,1 процента.

Не менее интересные данные озвучила и доцент кафедры АТЭС ТПУ Александра Антонова. В одной тонне золы, оставшейся от работы ТЭС, содержится до 100 граммов радиоактивных веществ — торий, два долгоживущих изотопа урана, радий, радон, полоний, калий-40. И все это, в отличие от отходов АЭС, складируется открытым способом. Повышенную концентрацию тория имеют кузбасские угли, которыми пользуемся мы. Труба высотой 150-200 метров загрязняет площадь 50 кв. километров, к тому же ТЭС, в отличие от АЭС, активно пожирает кислород и гораздо больше влияет на продолжительность жизни людей...

Все это — далеко не полный перечень прозвучавших на конференции данных. Но не будем пугать читателей слишком сильно. Да и ссориться с энергетиками в наши планы не входит. Тем более что и без ТЭС есть кому нанести вред нашему здоровью — от друга-телевизора человек получает гораздо большую долю облучения, чем от ужасной АЭС. Да и вообще радиация — вещь загадочная: грибы, растущие в Александровском районе, содержат радионуклидов гораздо больше, чем их братья, растущие в непосредственной близости от Северска. Но одна из гостей конференции почему-то решила, что атомщики хотят энергетиков обидеть, и принялась весьма активно их защищать. На вопрос Геннадия Хандорина о причинах такого эмоционального накала дама ответила, что сама в этой отрасли не работает, просто стоит за справедливость. К сведению всех, кто также боится обидеть энергетиков: дорожная карта, предусматривающая строительство в Томской области АЭС, тщательно выверена с РАО «ЕЭС». Так что никаких обид.

Тень Чернобыля

Безопасность современных российских атомных станций признана Международным агентством по атомной энергии. России доверяют строить АЭС в других странах — атомная энергетика в мире стремительно развивается, несмотря ни на что. Все это — весомые аргументы в пользу строительства. Однако АЭС значительно менее вредоносна, чем ТЭС, только вне аварийных ситуаций. Каждый разговор о безопасности атомной энергетики спотыкается о страшное слово «Чернобыль» — случись нечто подобное, все теплоэлектростанции Земли не смогут нанести такого ущерба людям и природе. Здесь мы подходим к главному аргументу сторонников мирного атома: АЭС, подобные чернобыльской, давно уже никто не строит.

— Чернобыльская станция и станция, которую планируется построить в Томской области, отличаются друг от друга, как небо от земли, — говорит вице-губернатор Сергей Точилин. — Там был уран-графитовый реактор — с таких начиналось атомное производство в нашей стране, и предназначались они для решения оборонных задач. Сегодняшние реакторы — реакторы интегрального типа — рассчитаны именно на производство электроэнергии. Они имеют многоуровневую систему безопасности, и любое несанкционированное вмешательство в их работу приводит к процессу остановки реактора. В Чернобыле сыграл свою роль человеческий фактор, здесь он не имеет абсолютно никакого значения — все делается автоматически. При малейшем сбое происходит самозаглушение реактора, а значит, никакой опасности он уже не представляет. Здание станции рассчитано таким образом, что может выдержать падение самолета, высокую сейсмическую нагрузку, любые техногенные воздействия. Поэтому можно говорить о ее абсолютной безопасности. Мы вообще не заинтересованы в создании опасных производств в Томской области — в конце концов, мы сами здесь живем, здесь живут наши семьи, наши дети!

...А сапоги тачать пирожник

Томские «зеленые», в отличие от отца-основателя своего движения профессора Лавлока, признавать ошибки не собираются. По крайней мере, пока. Бессменный представитель «Сибирского экологического движения» Алексей Торопов (как заметил один из коллег-журналистов, других представителей не видел никто) свое выступление тоже предварил цитатой. Правда, вышло не очень удачно.

— Один из отцов атомной энергетики — Лев Феоктистов... — бодро начал докладчик.

— Давайте сразу определимся, — вежливо, но твердо перебил академик Месяц. — Лев Феоктистов умер несколько лет назад, он был директором моего института, но никогда не был отцом атомной энергетики.

— Ну, это неважно, — отмахнулся Торопов.

В переводе на современный язык его фразу можно было бы перевести как «я этим не заморачиваюсь». Не заморачиваются «зеленые», судя по всему, многим. Опровергнуть приведенные учеными аргументы на конференции никто не смог. Кстати, спорили с Тороповым не только из президиума, но и из зала. Один из присутствующих поинтересовался, как эколог относится к автомобилям, которые тоже представляют смертельную опасность. Докладчик ответил, что автомобиль — личный выбор водителя. Ответ не очень убедительный — смерть от автомобилей принимают не только водители, но и пешеходы. И в загрязнении городского воздуха, кстати, примерно на 70 процентов виноват автотранспорт. Вот вам и личный выбор водителя!

Несколько лет назад тему строительства АЭС в Томске обсуждала городская дума. До сих пор помню замечательный аргумент, приведенный тогда Львом Пичуриным. Он попросил присутствующих вспомнить, как яростно воевали когда-то английские рабочие против ткацких станков. И представить, что правительство Англии решило бы тогда провести по этому вопросу референдум. Ясно, что никаких станков не было бы. Но можно ли считать такое торжество демократии благом для человечества? Феликс Кошелев, выступление которого на конференции было не только одним из самых убедительных, но и самым эмоциональным, сравнил безоговорочное доверие людей к мнению «зеленых» с доверием к врачу, который садится за штурвал самолета.

— Сложилась парадоксальная ситуация: в наш век, век профессионалов, в вопросах атомных технологий медику, юристу, политику часто доверяют больше, чем профессионалу-атомщику, — сказал он. — И отнюдь не случаен общеизвестный факт, что главный критик ядерной энергетики, претендующий сегодня на роль общенационального лидера «зеленых», получил ученое звание за исследование морских млекопитающих. Его сподвижниками в 90-х годах были специалист по коневодству, милиционер, писатель, философ. К сожалению, не является исключением и Томск. В 90-е годы руководитель «Томской экологической инициативы» открыто говорила: «Даже если вы правы, мы все равно будем против». Но мы лечимся у врача, а не у юриста, доверяем опытному летчику и наверняка не полетим, если за рулем будет медик, шьем костюмы у портного, а не у политика!

Бытующее в обществе представление о ядерной энергетике и радиации, подытожил ученый, окутано мифами и страхами, которые абсолютно не соответствуют фактическому положению дел. И нельзя сказать, чтобы общество этого вообще не понимало. Думается, он прав - большинство людей все-таки руководствуется доводами разума. Данные соцопросов показывают, что число сторонников АЭС в Томской области хоть и медленно, но растет. Прислушались к мнению специалистов и участники конференции — принятая ею резолюция говорит «да» и развитию атомной энергетики в целом, и строительству АЭС в Томской области. Есть в ней и пункт о необходимости разработать законодательную базу, которая обеспечила бы права жителей региона. Требование выдавать томичам бесплатное молоко или хотя бы бананы, которое высказал какой-то эмоциональный участник мероприятия, конечно, несерьезно. Советник руководителя Федерального агентства Игорь Конышев обозначил схему, существующую в других странах: все расчеты с регионом, на территории которого находится АЭС, происходят на уровне бюджетов. А уж определить, что именно будут иметь люди от соседства со станцией, — дело региональных законодателей. Все высказанные на конференции замечания и предложения (кроме, конечно, предложения о бананах) решено передать в Росатом и областную администрацию. Но сомнения у людей, разумеется, остаются и будут оставаться еще долго. Поэтому в резолюцию был включен еще один пункт — о создании комиссии, которая будет дотошно вникать во все спорные вопросы. В ее состав должны войти и общественники, и экологи, и представители власти. О том, что власть обязательно должна быть представлена, говорил Игорь Конышев. Иначе, считает он, комиссия вместо инструмента контроля превратится в говорильню. Дискутировать-то ведь можно бесконечно, важно, чтобы тебя кто-то услышал!

Не знал московский гость, что закон о подобной комиссии принят нашей областной думой около года назад. Спикер Думы Борис Мальцев тогда объяснил это заботой о психологическом комфорте томичей: население никогда не станет на 100 процентов доверять власти и руководству СХК, а так ему будет спокойнее. Но комиссия так и не появилась — видимо, люди все-таки доверяют существующему контролю. Тем более что его у нас осуществляет не только сам СХК, но и несколько независимых от него структур. И вряд ли кто-то из нас просыпается по ночам в холодном поту из-за соседства с АЭС, хотя эта станция далеко не так безопасна, как нынешние. Ну а окончательного решения о строительстве новой АЭС в Томской области, несмотря на дорожную карту, еще нет. Так что станция вполне может от нас «уплыть». И построят ее, например, в Кемеровской области, где-нибудь в районе Тайги. Будем ли мы тогда чувствовать себя в большей безопасности? Совершенно очевидно, что нет — если, конечно, аргументы ученых о безвредности современных АЭС нас не убедили. Но не будет не только ощущения безопасности — не будет ни громадных федеральных денег, ни налогов, ни рабочих мест, ни энергетической самодостаточности. И не исключено, что лет через десять томичи с искренним чувством повторят слова академика Месяца, сказанные им в перерыве конференции:

— «Зеленые» нас постоянно зовут в пещеры. Но попробовали бы они пожить в них годик — сразу бы зеленую окраску потеряли!

Стопроцентно безопасных источников энергии вообще не существует — утверждают ученые. Уж что, казалось бы, может быть безобиднее ветряного электрогенератора! Между тем гигантские ветряки активизируют геотектонические процессы, губительно влияют на психику человека, вызывают гибель птиц. Причина — исходящее от них сильное инфразвуковое излучение.

Ольга Смирнова


Источник: Газета «Томский вестник»

© Официальный сайт Администрации Томской области, 2008 - 2022

Разработка и поддержка сайта: « Студия 15 »